Layer 1

Торговые центры в новых экономических реалиях: проблемы, решения, перспективы

27 апреля 2022 Среда
Retail
Место проведения: БЦ Президент, Бориса Ельцина, 1а
превью
02:21

Основные последствия санкций торговые центры ощутят осенью, считают участники круглого стола ИД «Коммерсантъ-Урал» «Торговые центры в новых экономических реалиях». Он состоялся в среду, 27 апреля. На круглом столе представители торговых комплексов и властей Свердловской области обсудили пути восстановления рынка.

Заместитель министра АПК и потребительского рынка Свердловской области Светлана Островская в начале мероприятия отметила, что текущая экономическая ситуация не может не отразиться на состоянии торговых центров. «Мы на сегодняшний день не можем точно сказать, по какому пути мы с вами пойдем»,— подчеркнула она. Госпожа Островская отметила, что за последние пять лет число торговых центров в Свердловской области стабильно росло. Сейчас в регионе работают 555 ТЦ, в том числе 105 — в Екатеринбурге. Их площадь составляет 3,7 млн кв. метров, из которых 2,2 млн — торговые. «Тем не менее, мы сегодня видим увеличение пустых торговых площадей,— добавила замминистра.— И этот сегмент рынка ждут изменения».

С пандемии на санкции

Индустрия торговых центров еще не успела оправиться после пандемии коронавируса, обратил внимание директор Российского союза торговых центров (РСТЦ) Олег Войцеховский. «Восстановление отрасли мы планировали на конец 2022 — начало 2023 года. Пока мы не вышли даже на уровень 2019 года»,— пояснил он. По данным РСТЦ, только за два года российские ТЦ недополучили около 540 млрд руб. арендных платежей. Эта сумма составляет две пятых от запланированного объема.

По истечении нескольких месяцев со снятия коронавирусных ограничений рынок столкнулся с новым вызовом — введением антироссийских санкций после начала военной операции РФ на Украине и, как следствие, приостановкой деятельности в России ряда зарубежных компаний. Сейчас деятельность в российских ТЦ приостановили около 100 арендаторов, прежде всего операторы рынков одежды и фастфуда, отметил господин Войцеховский. В итоге в простое находятся около 8 млн кв. метров торговых площадей. РСТЦ прогнозирует, что из них окончательно могут освободиться 3–3,5 млн кв. метров.

Одним из выходов из сложившейся ситуации может стать приход других иностранных брендов. По словам директора РСТЦ, сейчас с Россией готовы сотрудничать компании из Турции, Ирана, Индии и Китая. «Есть серьезная надежда, что мы получим третью волну операторов из Турции, которые придут и будут открывать розничные сети». При этом, например, в Иране ситуация отличается: у производителей из этой страны нет торговых сетей, товар не брендирован, а логистика не построена. Впрочем, их товар можно продавать в сетевых магазинах, для которых производители будут нашивать нужные этикетки, считает Олег Войцеховский.

Кредиты взяли ТЦ

Среди основных проблем, возникших у торговых центров, выделяются разрыв финансовых цепочек, когда операторы не могут рассчитаться за товары, изменение курса валют и подорожание или нарушение логистики. По словам представителя РСТЦ в Свердловской области Генерального директора ТиДЦ «Европа» Марины Крупиной, ситуацию осложняет закредитованность ТЦ: «Не могу сказать, что все, но 90% ТЦ закредитованы. То есть деньги, которые поступают от аренды, мы направляем на налоги и кредиты. Сейчас у всех торговых центров встал вопрос об оптимизации продаж». Она добавила, что в первую очередь будут оптимизировать расходы на маркетинг и развитие.

Неопределенность на рынке привела к росту трафика и продаж в марте, после которого последовали откат и падение доходов. Так, трафик в апреле в Екатеринбурге среднем упал на 10–20% относительно марта. Более того, после ухода зарубежных брендов в городе простаивают 20–30% торговых площадей, подчеркнула Марина Крупина. При этом отечественные компании, как правило, не готовы платить ту же аренду и занимать такие же площади. «Все наши российские бренды отшиваются из фурнитуры и тканей, поставляемых из-за рубежа. Сейчас отсутствует поступление этого товара даже из Китая. И они рады бы развивать свои сети в России, но не могут»,— отметила она.

Для смягчения последствий санкций торговые центры, в частности, направили губернатору Евгению Куйвашеву письмо с просьбой о предоставлении льгот по налогу на имущество в 2022 году и помощи в переговорах с банками по части кредитов.

Бояться кризисов — ТЦ не открывать

Если бояться кризисов, тогда и нет смысла вести бизнес, считает Павел Изотов, коммерческий директор ТРЦ Veer Mall, открывшегося летом 2021 года. Запуск ТРЦ несколько раз переносили из-за пандемии коронавируса. «Текущая ситуация, конечно, служит дополнительным ударом к тому, что мы пережили в 2020–2021 годы. Речь идет о COVID: ограничениях и иссякании потоков посетителей»,— отметил он, подчеркнув, что эти факторы негативно сказывались как на девелоперах, так и на арендаторах.

Павел Изотов добавил, что все ТЦ столкнулись с логистическими проблемами: «Буквально пару дней назад общались с арендатором, который рассказал, что ряд компаний находится в критической ситуации. Мы наблюдаем, что часть арендаторов закрылась не только по политическим соображениям, но и по логистическим. Есть пример компании Maersk, которая отказалась осуществлять перевозки по морю в Россию». Датская компания выполняла для России десятки тысяч заказов.

Сейчас одна часть арендаторов держится на остатках коллекций и запасов, которые накопились к концу 2021-го — началу 2022 года, другая — пытается перестроить логистику, добавил представить Veer Mall. Из-за этого торговые центры прогнозируют проблемы с наличием товаров на полках и беспокоятся из-за неопределенности, заключил он. При этом сам Veer Mall пока не планирует сокращать расходы на событийный маркетинг и продвижение.

Подождем до осени

Директор ТРЦ «Гринвич» и «Пассаж» Дмитрий Сарапульцев согласился с тем, что сегодня ситуация характеризуется как крайне неопределенная. «Я вижу ситуацию так: поскольку большинство закрытых брендов — это fashion-бренды, у них ярко выраженная сезонность. Если в мае открытия нет, то следующее открытие может стоять только на август».

Помимо этого, есть ряд магазинов, доторговывающих летней коллекцией одежды, которые точно не будут работать к осени, сказал господин Сарапульцев. В основном это российские франчайзи крупных западных марок, например, Michael Kors. «К осени мы можем увидеть действительно критичную ситуацию, в какой мы пока себя не видели. Я говорю обо всех ТЦ. “Гринвич”, может быть, в силу ряда причин окажется поживучей, но для кого-то это может быть катастрофой»,— заключил он. Дмитрий Сарапульцев также обратил внимание, что ТЦ нуждаются в смягчении налоговой политики.

При этом в марте трафик в «Гринвиче» сократился на 2% к эталонному 2019 году, в апреле этот показатель уже достиг 23%. «С учетом того, что 23% площадей закрыты, я вижу, что трафик у тех, кто открыт, просто вырос. Никак иначе сказать нельзя. Тем более, что есть падение трафика по кинотеатру, рост — по общепиту. Должны выиграть те, на чьих объектах трафик вырос»,— пояснил господин Сарапульцев.

Директор «Гринвича» в том числе задался вопросом, почему турецкие бренды не заходили в Екатеринбург раньше: «Касательно иранских брендов, нет никаких этих брендов, с индийскими история та же самая. Ребята говорят: найдите оператора, который будет покупать вещи, но кто хочет у индийцев вещи покупать, я не знаю».

Мебель настраивается на будущее

Рынок мебели также встретил март ажиотажным спросом, поддержал слова предыдущих спикеров директор мебельного центра «Гулливер» Алексей Караваев. При этом многие арендаторы, обеспокоившись санкциями, запросили у руководства ТЦ скидки на аренду. Впрочем, всем им отказали, и они смогли оплатить счета несмотря на это решение. «Нам проще, потому что у нас многие производства локализованы. Из 457 фабрик, представленных нашими арендаторами, всего лишь 32 — иностранные»,— отметил директор «Гулливера».

При этом господин Караваев добавил, что у местных производителей большая часть используемых материалов — импортные. Это, по его словам, ведет к подорожанию продукции и проблемам с поставками, но «не так критично». Уход IKEA в то же время оказался для мебельного центра скорее плюсом, чем минусом. Большие опасения вызывает покупательская способность клиентов, подчеркнул господин Караваев: «Это связано не столько со способностью покупать мебель, сколько со способность покупать квартиры, которые потом необходимо обставлять».

Проблемы были, проблемы есть, проблемы будут

Коммерческий директор Forum Group (включает в себя «Радуга парк» и Outlet Brand Stories) Михаил Ерофеев согласился с тем, что основной масштаб проблем торговые центры почувствуют осенью. «Основная проблема, с которой столкнулись наши арендаторы, это логистика. Все закрытия — тут политика есть, но в основном превалирует чистая экономика — дорого и непонятно откуда везти»,— добавил он.

Впрочем, на торговый центр Sila Voli наибольшее негативное влияние оказал именно уход иностранных компаний, отметила директор управляющей компании ТЦ Зиля Большакова. Весной работу в ТЦ прекратили бренды Nike и Puma. «И для нас это существенно, так как у нас небольшие площади»,— пояснила она. Госпожа Большакова добавила, что за два месяца у торгового центра сорвалось три договора с другими компаниями. Это произошло в том числе из-за новых санкций и скачка валют. В Sila Voli также отмечают падение трафика.

Совладелец универмага Bolshoy Денис Пьянков возразил предыдущим спикерам, что поставки тканей их производителям не прекращались: «Никто не перекрыл кислород. Из Европы — возможно, но китайские, турецкие ткани появляются». По его словам, универмаг занимается импортозамещением с 2015 года, и за это время через его стены прошли более 2 тыс. российских производителей. «Мы не испытываем каких-то сложностей, но и не видим особых преимуществ,— добавил он.— Китай же научился за 50 лет, копируя, делать вещи. Надеюсь, в России это произойдет быстрее».

Директор управляющей компании ТЦ «Гермес» Андрей Шефер оказался не столь оптимистичным. По его мнению, изменения потребительского рынка можно охарактеризовать словами: «Вперед, в прошлое!». «То, где мы находимся сейчас, это еще благостная ситуация. Нужно понимать, что наш рынок искусственно закрывают. И опускается не “железный занавес”, но такой “искусственный штакетник”»,— предупредил господин Шефер. Он добавил, что 95% материалов, на которых держится fashion-рынок, производятся за рубежом. «Поэтому вся торговая инфраструктура — излишняя. И будет плохо. Мы с вами — потребители, мы во что-то одеты, обуты. Вы должны понимать, что вы этого больше не купите. Не купите в принципе, а по такой цене — тем более». Он предположил, что в России возродится «более цивилизованный» рынок челноков. Сам «Гермес» в то же время планомерно снижает количество торговых площадей в пользу офисных помещений.

На фоне последних изменений отрасль розничной торговли в России ожидают серьезные перемены. Уход крупных зарубежных брендов из ТЦ грозит снижением трафика, собираемости арендных платежей и, в конце концов, закрытием объектов. Сами арендаторы испытывают проблемы с логистикой и ценами, которые растут из-за волатильности курсов валют.
Как торговые центры видят дальнейшее развитие событий? Какие антикризисные меры разрабатываются? Кто может занять опустевшие ниши? Есть ли запрос на взаимодействие с восточными партнерами — операторами ритейла, в том числе из бывших республик СНГ?

Вопросы к обсуждению:

27 апреля Среда

Организатор