Layer 1

Ъ на ПМЮФ 2019. Споры и мировые соглашения с государством

16 Мая 2019 Четверг
Место проведения: Дворцовая площадь, Санкт-Петербург, Главный Штаб, зал "Кортъярд"
Ъ на ПМЮФ 2019. Споры и мировые соглашения с государством

Итоги бизнес-завтрака «Мировые соглашения с государством: ликбез и случаи из практики»

 

16 мая в рамках Петербургского международного юридического форума ИД «Коммерсантъ» в партнерстве с АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», ФБК Legal и КА «Регионсервис» провел бизнес-завтрак, где эксперты пытались понять, в каких случаях и на каких условиях возможно или даже необходимо заключать с государством мировые соглашения в судебном или внесудебном порядке. В ходе мероприятия выяснилось, что каких-то единых рецептов или унифицированного подхода здесь нет, и бизнесу необходимо учитывать индивидуальные особенности структуры, с которой приходится взаимодействовать в конкретном случае. Где-то (ФАС, ФНС) мировые соглашения применяются часто, а где-то (Банк России) – нет. Общий рецепт – прогнозировать риски как можно раньше и как можно детальнее и учитывать складывающуюся вокруг определенного госоргана или регулятора практику.

Модератор дискуссии Виктория Бурковская(партнер, руководитель уголовно-правовой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») призвала собравшихся посмотреть на тему мировых соглашений предельно широко, попытавшись учесть в дискуссии и регуляторные, и уголовные риски, потому как, по ее мнению, часто одно тесно связано с другим.

По данным Галины Акчуриной, партнера, директора департамента налоговых споров ФБК Legal, ФНС России активно и довольно охотно использует практику мировых соглашений, в том числе, например, при проведении банкротных процедур (рост в 1,5 раза за последний год по этому показателю). Несмотря на то, что мировые с налоговой – это ресурс ограниченного пользования, он зачастую позволяет избавиться от уголовных рисков, возникающих в результате налоговых нарушений. Слова Акчуриной подтвердил и ее коллега, руководитель практики департамента налоговых споров ФБК Legal, Михаил Голованев, заметив, что суды склонны очень высоко оценивать экспертизу ФНС даже в самых сложных делах, таких как кейсы по трансфертному ценообразованию.

К «продвинутым пользователям» мировых соглашений эксперты однозначно отнесли и ФАС России. Анна Нумерова(партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры») рассказала о специфике мировых соглашений в антимонопольной сфере. По мнению Нумеровой, возможности этого инструмента стоит учитывать особенно внимательно, так как ФАС в своей работе (в отличие от ФНС, рассматривающей конкретные дела) защищает публичные интересы, и проигранный спор с этим ведомством открывает дорогу валу исков о взыскании убытков, способных потопить даже самый крупный бизнес.

По мнению Андрея Переладова, сопредседателя «Регионсервиса», самая бурно развивающаяся область, где мировые соглашения особенно актуальны – экология. По его словам, какой-то единой политики здесь не прослеживается, однако экономический деликт – рискованнейшая для бизнеса область, где все привязано к фактору возможности или невозможности компенсировать нанесенный ущерб.

Банк России стал примером структуры, которая вообще не использует мировых соглашений в своей работе. У регулятора, по словам Александра Мосягина(старший вице-президент, член Правления «Коммерцбанк Евразия»), есть беспрецедентный инструментарий убрать с рынка любого игрока, причем иногда без привязки к тяжести выявленных нарушений. Оспорить действия Банка России в суде возможно, но на практике смысла не имеет.

Эксперты согласились, что мировые соглашения – действенный способ альтернативного разрешения споров. Кроме особенностей, обусловленных полномочиями и практикой конкретного госоргана, широкому распространению примирительных процедур в России препятствуют общие причины — ментальные, правовые, экономические.

«В современном деловом сообществе не укрепилась традиция решать спор миром»,— отметила в своем выступлении руководитель практики разрешения споров и корпоративного права «Регионсервиса» Евгения Червец. Пока еще в российских судах проиграть дело недорого: суды взыскивают судебные расходы не в полном размере, не учитывая реальные затраты на ведение спора. И это не стимулирует стороны к примирению. В качестве одной из ключевых правовых проблем мировых соглашений Евгения Червец назвала отсутствие возможности отсечь в мировом соглашении будущие споры, то есть закрепить полный отказ стороны от возможных будущих притязаний. Сегодня такое соглашение рассматривается российским правопорядком как ничтожное — нарушающее право на судебную защиту. В то время как отказ от инициирования споров в будущем можно трактовать как распоряжение своим правом на защиту, которое, по крайней мере, предприниматели вправе использовать по своему усмотрению. Излишний патернализм, демонстрируемый доктриной и судебной практикой в настоящее время, в деловой сфере недопустим. Применительно к спорам с участием государства правовые сложности примирения связаны также с прямыми ограничениями в действующих процессуальных кодексах, а также в ряде специальных законов, например, в российском законе о медиации.